понедельник, 18 мая 2015 г.

Ходорковского прорвало: без крови не обойдется

Ходорковский — как оживший мертвец от политики: чтобы восстать из небытия, ему нужна нужна кровь жертв во имя демократии, массовые убийства и беспорядки. Об этом новоявленный граф Дракула без тени стеснения рассказывает.

khodor

Михаил Ходорковский перед освобождением торжественно обещал никогда больше не заниматься политикой. Но почти сразу после помилования начал строить козни и делать провокационные заявления.

Причём чем дальше, тем более радикальными и противозаконными они становятся. В последнем своём интервью немецкой «Die Welt» он вообще заявил, что «бескровной смены режима не получится». Фактически тем самым он призвал своих сторонников к вооружённому свержению конституционного строя, что само по себе уже является преступлением по меркам любой страны.

Давайте разберём данное интервью Ходорковского подробнее.

Ходорковский: Путин в состоянии реально контролировать лишь небольшое количество процессов. Лично он может заниматься одним крупным кризисом, возможно, даже двумя одновременно, если они очень серьезны.

Роджерс: Вообще-то, теория управления говорит нам, что один управленец может полноценно управлять семью процессами. Господин Ходорковский или безграмотен, или откровенно лукавит.

Ходорковский: В этом заключается преимущество авторитарной системы, но у нее есть и серьезные недостатки.

Роджерс: Термин «авторитарная система» с точки зрения политологии бессмысленен и манипулятивен, потому что любые существующие системы управления авторитарны. Это пропагандистский жупел, грязный приём.

Ходорковский: Путин не в состоянии решать множество проблем одновременно.

Роджерс: Для этого у него есть команда — Лавров, Иванов, Рогозин, Шойгу, Медведев и так далее.

Ходорковский: В стране, где уничтожены реальные институты государственной власти: независимая юстиция, парламент, местные органы самоуправления — власть имущие теряют способность справляться со сложными вызовами в адрес общества. Наше государство очень централизовано, но слабо.

Роджерс: Господин Ходорковский за десять лет в тюрьме сильно оторвался от реалий. Государственная машина в России работает как часы. Суды работают, парламентарии диспутируют, местное самоуправление развито лучше, чем где-нибудь в Айове или Небраске.

Ходорковский: В условиях обвала экономики начинаются конфликты между различными группировками, борющимися за сферы влияния и источники финансирования.

Роджерс: Это прекрасно видно на примере Украины, где группировки Коломойского и Порошенко воюют за ресурсы. Но в России нет обвала экономики, и подобной проблемы тоже нет.

Ходорковский: Кадыров хочет большей независимости для своих вассальных структур в Чечне, оставаясь, однако, преданным Путину. При этом Кадырова окружает этническая преступная группировка, вступающая в конфликт со слабым, по сути, российским государством.

Роджерс: Ему бы детективы писать про девяностые годы, когда при власти были либералы. Можно вместе с Латыниной, та раньше восхищалась чеченскими мужчинами.

Ходорковский: Мне кажется, я знаю, кто был заказчиком убийства Немцова. Но это не Кадыров, а кое-кто ниже уровнем.

Роджерс: Мне кажется, я знаю, кто был заказчиком убийства Кеннеди. Но это не Никсон, а кто-то уровнем пониже. Как говорят в таких случаях американцы: «бла-бла-бла».

Ходорковский: «Дворцовый переворот» возможен лишь в случае конфликта с участием спецслужб. Никто другой на такое не способен. Как показывает ситуация с Кадыровым, такой конфликт вполне возможен.

Роджерс: И как он себе это представляет? Кадыров свергнет Путина и будет сам сидеть в Кремле, окружённый аксакалами с кинжалами? Ну что за бред?!

Ходорковский: Я думаю, Путин еще сам доведет свое дело до конца. А после него все может стать только лучше.

Роджерс: Мы на Украине уже видели это «Свергнем проклятого Януковича и заживём». Одним из аргументов было «Хуже быть не может». Как оказалось — может.

Русский народ прекрасно помнит девяностые, правление либералов типа Ходорковского, которые разграбили всё, до чего смогли дотянуться. И народ этого изо всех сил не хочет.

Ходорковский: Путин готов ужесточить репрессии.

Роджерс: Какие репрессии?! Двух дур посадили за дебош в общественном месте и ещё нескольких за организацию массовых беспорядков в ответ на нападения на сотрудников правоохранительных органов, между прочим?! Если бы Путин был тираном, то господин Ходорковский сидел бы до сих пор. И не тапочки шил, а валил лес в тайге или мыл золото в солнечном Магадане.