суббота, 22 августа 2015 г.

За что они скакали на Майдане


Понемногу вырисовывается ответ на сакральный вопрос, увековеченный золотом на мраморе, – за что мы скакали на Майдане? Мы то и дело видим  комментарии революционеров, разочарованных кислыми плодами одержанной перемоги – мол, не за то мы стояли. Им тут же адресуется вопрос – а за что? Но он повисает в безвоздушном пространстве без четко оформленного ответа. Слив защитан, и нувыпонели.

За что мы скакали на Майдане?

И правда, что предъявить скептикам – падение ВВП, галопирующую безработицу и реальную, а не статистическую инфляцию, переход под внешнее управление, массовое вооружение психопатов, взрывы там и сям, безногих калек, вернувшихся из зоны гражданской войны, где они бились за право Порошенко ковать бабло на Ленинской кузне и лепить его из сладкой массы в Липецке? Предстоящий холод в осэлях, массовое обнищание, рост преступности и невидимые миру слезы и кровь Донбасса?

Такое трудновато впарить даже самым отмороженным оптимистам.

Но орешек знаний тверд, и все же – мы не привыкли отступать. Нам расколоть его поможет… исследование актуальной украинской реальности и грядущего благолепия. Трудолюбивый исследователь постепенно выстраивает картину желаемого и мечтаемого, за что скакали, пели гимны и парили морды под балаклавами выведенные козлами на Майдан украинцы.

Ну вот, например, борьба с коррупцией. Эту тучную ниву после победы революции гидности взялись разрабатывать тысячи небайдужих и дико предприимчивых граждан. Антикоррупционные комитеты, отделы, бюро, порталы, управления. Подразделения в милиции, прокуратуре, Раде, при президенте и премьере, кормящиеся из бюджета и грантов. Ты помнишь, как все начиналось? Чиновников, врачей, преподавателей, депутатов сбрасывали в мусорные контейнеры и возили по улицам в видах немедленного преодоления коррупции. Болельщики ржали и потирали руки – ужо заживем! Но аматоров быстро сменили профессиональные системные борцы, едва не повырывавшие друг другу кадыки за право возглавлять бюро и комитеты, так им болела коррупция, что они расчесывали ее как чешет несчастный терпила свои трофические язвы.