пятница, 17 апреля 2015 г.

Без Олеся Бузины


Когда пришла трагическая новость об убийстве Олеся Бузины — каждый неравнодушный человек отозвался на нее по-своему.Кто-то проклинал убийц — тем более, что всем понятно, что Олеся убили за его взгляды, и ни за что другое.Кто-то вспоминал исторические аналогии.

Олесь Бузина

Вспоминал о том, как в 1949 году во Львове бандеровцы убили писателя Ярослава Галана.
Или о латиноамериканских эскадронах смерти и палачах на службе у проамериканских диктатур в Аргентине, Чили, Сальвадоре, Гаити, которые тоже убивали политиков, журналистов, просто несогласных.
Казалось, что эти истории остались где-то в далеком прошлом, на другом конце мира — но теперь мы вспоминаем о них каждый день, потому что такая же диктатура пришла к нам домой.

А кто-то цитировал книги и выступления Олеся.То, как блестяще разбирал он агрессивные мифы о якобы вековой враждебности России к Украине — те мифы, во имя которых его и убили.Ну и украинские националисты и киевские гангстеры, конечно, отреагировали на его смерть — так, как им и положено.
Обрадовались.
Привычно переложили вину на Россию.
Привычно понесли какой-то бред о расследовании деятельности «Антимайдана».
Неважно. Невозможно вдумываться в их болтовню в эти страшные дни.
А я думаю о том, какую цену в итоге придется нам всем заплатить за победу над тем злом, что сейчас торжествует на Украине.
Экономика разрушена.
Война идет, и будет идти, несмотря ни на какие перемирия.
Теперь к этому прибавился и политический террор.
Расстрел за статью, за книгу, за выступление на ТВ.

И после убийства Олеся, а до него и Олега Калашникова, стало понятно, что нет на Украине такого человека, которого нельзя было бы расстрелять только из-за того, что так решили отморозки-наци и их покровители во власти.

Я политик, а политик должен точно знать, когда кончится плохая, страшная жизнь, и начнется хорошая — и точно знать, как сделать так, чтобы война и террор сменились миром и процветанием.

Или, если он не знает, политик должен хотя бы уметь сделать вид, что он это знает.

Но я не знаю.
Не знаю, какую цену мы еще заплатим, и кого еще мы потеряем из друзей, единомышленников, просто обычных людей, которые не нравятся нынешней власти.
Я только знаю, что мы обязаны пережить все это — и победить.
Не для самих себя даже.
А для того, чтобы смерть Олеся Бузины — и всех дорогих нам людей — не оказалась напрасной.